“Живопись и графика” Костаса Ефимидиса

%d1%81%d0%ba%d1%80%d0%b8%d0%bf%d0%b0%d1%87-110%cf%87120-%d0%bc%d0%b0%d1%81%d0%bb%d0%be-%d1%85%d0%be%d0%bb%d1%81%d1%82
В рамках перекрестного празднования года Греции в России, галерея «Лаврушин» представляет персональную выставку художника Костаса Ефимидиса «Живопись и графика».

Можно с уверенностью сказать, что искусство Ефимидиса вобрало и отразило в себе многие поиски и эксперименты насыщенного событиями ХХ века. В картинах художника нет прямых натурных аллюзий и попыток описательного подражания конкретной предметности. Картины Костаса очень личные. Он сам, как демиург созидает свои миры, намекая нам на многогранность и сложность окружающего нас бытия. Для прочтения его картин необходимо настроить камертон своего восприятия на попытку уловить особую музыкальность внутреннего мира художника. Ведь часто автор буквально балансирует на грани полного отхода от реальности, композиционно сталкивая в формате холста разделенную на кристаллы многоцветную вибрирующую форму с четкой конкретностью цветового пространства фона. Иногда, возникает ощущение, что материальность холста не в состоянии воплотить в себе всю многомерную пространственность мира. Угловатая конструкция живописных модулей, возможно, говорит о желании художника «проверить гармонию геометрией» и отсылает зрителя к последователям П. Филонова с его школой аналитического искусства. С художниками этого же направления Ефимидиса роднит увлечение повествовательной иносказательностью, где нет прямых значений, где за каждым предметом таится нечто большее, чем банальная реальность конкретного места или времени .

При выраженном символизме и отсутствии явной сюжетной повествовательности художник приглашает зрителя как бы в соавторы, произвольно-субъективно трактуя заложенные в произведения смыслы. Вообще, по словам известного искусствоведа В. С. Манина «…в большом, долговечном, разноплановом и вкусовом искусстве не все обязательно должно быть понятно. Многие из замечательных произведений остаются непознанными даже для искушенных специалистов.» (В. Манин, Русская живопись ХХ века, 1 т., стр. 454) Тем не менее нельзя впрямую видеть в Ефимидисе последователя Филоновских идей. Внешние проявления схожести форм художественного языка роднит творчество Костаса Ефимидиса и с художниками Парижской школы, а также с представителями других более поздних течений в европейском искусстве. При всем этом Ефимидис не теряет личной художественной субъективности и авторской целостности. Он с успехом преломляет в своем творчестве достижения предыдущих эпох, обогащая их личным пониманием красоты и созидательной роли искусства.
Авторская любовь к цветовой контрастности и характерной для автора голубой лазури фона является неслучайным оммажем природе и краскам родной Греции. Пластическая специфика выбранного художником языка не стала искусственной преградой к его таланту натурного видения. Этот талант основан не на мимезисе Платона с его пониманием подражания, как пассивного копирования, а скорее на Аристотелевской трактовке этого термина с умением универсального, поэтически-целостного и обобщенного восприятия реальности. Ощущение принадлежности художника к «вечному эллинизму» проявляется также в его склонности к использованию в творчестве множества древних протосимволов и аллегорий, таких, например, как изображение быка, рыбы или коня. Ефимидис как бы встраивает эти «вечные» символы в осязаемую реальность тем самым ,подчас, лишая их прежних значений и привычных толкований и останавливая внимание зрителя только на отношениях цвета, игре ритмов и экспрессии. Он вплетает эти знаки, как динамичный или наоборот статичный орнамент в пластическую материю собственной живописи. В сочетании с декоративной плоскостностью письма не признающей полутонов и валеров и светозарной свежестью палитры перед нами разворачивается новая, загадочно трансформированная художественная проекция авторских миров.

Добро пожаловать в мир цвета, красок и ритмов художника Костаса Ефимидиса!

Трекбэк с Вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.